Middle of Nowhere (der_fluger) wrote in atlantic_rep,
Middle of Nowhere
der_fluger
atlantic_rep

Испанская гостья [2]


Начало здесь

Священник, оцепенев, уставился на ночного гостя. Визитёр снял кепку, широко улыбнулся и высоко, насколько возможно, поднял брови, словно такая гримаса в самом деле могла облегчить опознание друга. Друга, которого не видел полтора десятка лет.
    — Сергей? — выдохнул Филофей. Гость расплылся в улыбке ещё шире, не успев опомниться, был сграбастан священником в объятия, от которых затрещали рёбра, и оторван от земли.
    — Серёга! Серёга, дру-у-уг!!! — проревел батюшка, издал ещё несколько неясных возгласов, и поставил Мальчихина на место, после чего от всей души хлопнул ладонью по плечу, — живой, шельма такая!
    — Да живой, живой — захохотал Рыжий, покачиваясь от дружеского похлопывания. Батюшка, на радостях, приложился со всех своих сил, и Мальчихин, который был выше Филофея на голову и несколько шире в плечах, с трудом удержал равновесие, — смотри не пришиби на радостях, святой отец!
    Друзья снова расхохотались, и так стояли некоторое время, смеясь и хлопая друг друга по плечам.
    — Что же мы стоим? Ты голодный, небось? — спохватился священник и бросился вытирать ветошью руки от машинного масла, — ох, и пиджак тебе мазутом испачкал…
    — Да забудь ты про пиджак, — Сергей извлёк из под испачканного одеяния небольшой бутыль и свёрток вощеной бумаги, — у тебя за 15 лет вкусы не поменялись? От бутылки вина и твёрдого сыра не откажешься?
    — По такому случаю я и от уксуса с хозяйственным мылом не откажусь! — хохотнул Филофей, жестом пригласил гостя проследовать в дом, погасил свет в гараже и бодро двинулся следом.
     
    Филофей знал Рыжего не первый десяток лет. Вместе учились в Морском корпусе, позже — служили на «Новике». В 1913 году Сергей Мальчихин подал рапорт о переводе в подводный флот, а Михаил Геллер продолжил службу на надводных кораблях. Последний раз друзья виделись в 1918 году, после чего надолго потеряли друг друга из виду. 
     — Ну, рассказывай, чего у тебя да как, — словно между делом, собирая на стол, бросил священник. 
     — Даже не знаю чего и рассказать… — задумчиво почесал макушку Сергей.
     — Шельмец ты рыжий, мы последний раз в восемнадцатом году виделись, когда я из Ревеля в Кронштадт прибыл, —  шутя возмутился Филофей. — Полтора десятка лет прошло, а он не знает что рассказывать, ты подумай! Давай по порядку: куда из Кронштадта убыл, что делал? Помнится, ты весьма встревожен был и собирался домой отправиться, к жене? 
     — Да, к жене собирался… 
     — Вот и рассказывай. Я ведь до нашей встречи в Петербурге даже не знал что ты женился. 
     — Да что рассказывать… Подруга моя детская, Аня… Анна Васильевна. Жили по соседству. Я в начале 1917 года домой ездил ненадолго, предложение сделал, весной обвенчались. Жили в Петербурге. Осенью я её от греха подальше отправил обратно, в Сибирь. В восемнадцатом году мне из дому вести тревожные пришли, я и рванул туда. Не успел. Застал только разорённый дом и могилы родительские. «Раскассировали» семейство моё. Нюточка пропала. Искал её, да так и не нашёл… 
     Сергей замолчал, крякнул, словно запершило в горле, сделал большой глоток вина. 
     — Ты лучше о себе расскажи, дружище, — Рыжий нарушил повисшее оцепенение, — тоже, небось, на месте не сидел, раз здесь встретились.
     — А чего рассказывать… — наступила очередь Филофея задумчиво ерошить волосы, — когда флоту конец пришёл — мотало меня туда и сюда, как неприкаянного.  Потом записался в отряд князя Ливена, позднее попал в Талабский полк. В Нарове искупался, под пулемётами, было дело. Потом в лагере оказался у эстонцев, а как из лагеря отпустили — пошёл куда глаза глядят. И так случилось, что пришёл я к Никольской церкви в Ревеле, и там остался. Со временем решил учиться богословию. При содействии настоятеля оказался в Белграде, учился на богословском факультете Белградского университета. Там же и постриг принял 8 лет назад. Сначала во Франции служил, теперь вот год с небольшим как на Никеле. 
     — Так ты здесь недавно! Я подумал уж было, что столько лет почти что соседи, и не встретились ни разу, — усмехнулся Сергей. 
     — А ты часто на Никеле бываешь? 
     — Нечасто. Раз в пару лет случается. Совмещаю деловую поездку с визитом к приятелю. Самолёты покупаю на фирме dFF, заодно Арсения Туманова проведываю. Знаешь такого?
    — Да как не знать? Он сначала дом купил для местной православной общины, которая почти полным составом у него на предприятии работает, кстати. Потом община обратилась к митрополиту Антонию, и он меня сюда направил, церковную жизнь устраивать. Арсений Андреевич сразу же деньги на постройку церкви выделил. 
     — Дела… Сеня набожный стал? — удивился Сергей. 
     — Усердия в молитвах я за ним не замечал, но деяния его, так сказать, красноречивее всяких слов. — усмехнулся Филофей, — Давно с ним приятельствуешь? 
     — Лет десять примерно. Он меня приютил, как только я в Республику попал. Работал у него некоторое время за кров и еду, потом разошлись дорожки. Теперь видимся раз в год, в лучшем случае. 
     — Кстати, а ты где живешь-то? 
     — То там, то сям, — отмахнулся Сергей. — Имею дело с морскими перевозками, так что чаще всего в море. На берегу редко бываю, своим углом не обзавёлся. Чего ему пустовать? 
     — Настоящий морской волк, — рассмеялся батюшка, — это в тебе, видать, шведская кровь играет!  Как там варяжский гость в опере «Садко» пел? «Мы в море рождены, умрём на море»!
    Друзья расхохотались. Беседа в трапезной Андреевского храма продолжалась до самого утра. Старые приятели наперебой рассказывали друг другу о приключениях и злоключениях, случившихся с ними за прошедшие шестнадцать лет. Когда солнце показалось из-за горизонта, Сергей глянул на часы.
    — Ну, батюшка, пора и честь знать. Пойду в гостиницу, приведу себя в потребный вид. Мне сегодня деловая встреча с важным человеком предстоит. 
    — Эх, что же так быстро-то… 
    — Не переживай, батя, я теперь знаю где ты обитаешь, чаще заглядывать буду. 
    — До сих пор не верится, что с тобой повидался… последние сутки — словно наваждение какое-то. Сначала мне Всеволод примерещился, потом ты появился. 
    — Какой Всеволод? 
    — Приятель старый, — лицо Филофея помрачнело, — тоже полтора десятка лет назад последний раз встречались. С детских лет друзьями были: вместе в гимназии учились, родители наши дружили. Не виделись с ним с тех пор, как Война началась, и вдруг встретились в самом неожиданном месте: в девятнадцатом году в расположении Талабского полка лазутчика схватили. Я смотрю — Сева! Друг мой детский, как есть! Я с ним с глазу на глаз поговорить сумел, он мне признался что ещё в Императорском училище правоведения связался с организацией эсдеков-большевиков. Предлагал вместе бежать к красным. Я тогда ему помогать отказался, а ночью он сам сбежать умудрился: избавился от пут, справился с охраной и ушёл лесами. 
    В воскресенье показалось мне, что он среди прихожан во время службы был. Подойти к нему не успел, чтобы удостовериться, проверить он ли это. Шрам у него на правой руке весьма приметный, в форме подковы. А он, как на зло, шляпу держал так, что правой ладони не видно было. Я после этого сон потерял, словно старую рану кто-то разбередил… И на следующий день ты в гости пожаловал.
    — Интересно как… — Сергей на мгновение задумался, потом вздохнул и обратился к Филофею: — ладно, дружище, будем прощаться. Ненадолго, надеюсь. 
    — На всё Божья воля, друже. 
    — И это… — замялся Рыжий, — благослови меня, батя. 
    — Бог благословит, Серёжа. 
   
    Когда Рыжий скрылся за поворотом, отец Филофей вернулся в своё жилище. Прилёг на кровать, собираясь немного вздремнуть. На душе было легко, но сон не шёл. Исчезнувшее было беспокойство в душе священника, осталось неясной тенью, скользя за размышлениями о событиях последних дней. Глянув на часы, Филофей резко встал с кровати и направился в гараж. Через несколько минут его «жестянка», тарахтя, двинулась по «русской улице» в направлении верфи Туманова.


Продолжение следует.
Tags: dff, text, Атлантическая республика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments