vasillich (vasillich) wrote in atlantic_rep,
vasillich
vasillich
atlantic_rep

Быстрые и неуязвимые

Канун Рождества 1934 года выдался у д-ра Штрадмана спокойный, можно сказать - умиротворенный. Не было никаких неприятных сюрпризов, новая техника не взбрыкивала, все получалось, ничего не мешало осуществлению планам. И тут вдруг срочный вызов к главе "Ахаге"!

- Иоганн, я тебя позвал по очень деликатному делу. - Всегда спокойный д-р Шлихт был слегка взволнован, Штрадман понял это по его голосу. Что могло случиться, чтобы невозмутимость главы "Ахаге" дала, хоть и маленькую, трещину?

- С тобой хочет неофициально встретиться коммодор Мозес, глава экономического департамента флота. О чем пойдет разговор я в общих чертах в курсе, но увы, сказать тебе не могу. Сам понимаешь, подписал соответствующие бумаги о соблюдении секретности.  Коммодор завтра прибывает на Никель, официально с инспекцией базы Ньюборо, а неофициально - пообщаться с тобой, как с техническим директором нашего общества. Так что будь готов к вызову.

* * *
Сорокапятилетний коммодор Мозес был строен, высок и сухощав. Поздоровавшись и предложив д-ру Штрадману сесть, он сразу же перешел к делу.

- Я хочу предложить вам, д-р Штрадман, и вашему обществу сложную, но очень интересную работу. Но какую - это я смогу вам сказать только, если вы сейчас подпишете документ об ответственности за разглашение государственной тайны. Или не подпишете, но тогда вы будете лишены возможности продвинуть технику полета так далеко, как никому до вас.

- Вы умеете убеждать. - слегка улыбнулся Штрадман. - Где надо расписаться?

После того, как с формальностями было покончено, коммодор продолжил:

- Прежде, чем я объясню, чем вызван интерес флота, в моем лице, к вам, мне необходимо задать один вопрос. Что вы знаете о ракетах, как об оружии?

- Немного. Золотой век ракет пришелся на рубеж 18 и 19 веков.  Наилучшей считалась ракета Конгрева. К середине прошлого века  они устарели и были сняты с вооружения всех армий мира. Из исторических фактов вспоминается, что англичане в 1799 году сожгли ракетами датский флот, тогда сильно досталось и Копенгагену.

- Ну что же, вы знаете о ракетах более, чем многие авиационные специалисты. А что вы скажете о возрождении ракет, как оружии?

- Насколько я знаю, все это в большинстве из области прожектерства. Что-то слыхал о теоретических работах русского Циолковского и немца Макса Валье. Тот, если мне память не изменяет, основал ракетное общество, которое называется "Ракетенфлюгплац". Но не более того…

- А теперь я вам расскажу, как дела обстоят на самом деле. Эти сведения мне предоставила разведка флота. Четыре года тому назад, в 1930, дипломированный инженер, тогда еще капитан Дорнбергер из отдела баллистики Управления вооружениями рейхсвера получает задание по систематизации всех достижений в области ракетной техники. Очевидно, его работа была признана небезынтересной, поэтому в 1932 году он получает в свое ведение испытательную станцию "Куммерсдорф-Вест", где в том же году его группа запускает первую ракету "Агрегат-1", работающую на жидком топливе. В этом году на этой станции успешно испытали следующую, более крупную ракету "Агрегат-2", работающую на спирте и жидком кислороде. Их технические характеристики изложены вот в этом документе.
По всей видимости, испытания прошли с успехом. Как полагают специалисты из нашей разведки, речь идет о разработке прототипов еще более крупных ракет. И эти ракеты способны самостоятельно наводится на цель. Насколько нам известно, сейчас ведется проектирование 6,5 метровой ракеты "Агрегат-3". И испытывать ее будут на новом полигоне на берегу Балтийского моря, решение о создании которого уже принято. Это говорит о там, что у этой и следующих ракет дальность будут не  десятки, а сотни километров.

- И какова их военная ценность? - Задал вопрос Штрадман.

- В тактическом плане - невелика. Максимум, на что они рассчитывают - это забросить тонну взрывчатки на расстояние около 200 км. И, как заверили меня наши флотские специалисты по управляемым торпедам, при весьма не большой точности попадания. По нашим подсчетам, для гарантированного разрушения мало-мальски стоящего объекта, например, электростанции, средних размеров верфи или завода, потребуется от нескольких десятков до сотни ракет, в зависимости от того, насколько немцам удастся довести до ума систему наведения. При таких неизбежных промахах в основном достанется мирному населению, проживающему возле таких объектов. При этом нет никакой возможности его защитить, так как нет средства, способного перехватить объект, двигающейся со скоростью артиллерийского снаряда. И все это может подорвать моральный дух людей во время войны. А это уже стратегия. Так что скорее всего основной целью при использовании ракет будут удары по площадям с высокой концентрацией населения, иными словами - по крупным городам.

- Так вы хотите, чтобы я создал такую ракету?

- Нет. Нам такое оружие не нужно, и этому есть несколько причин. Во-первых, наша экономика просто не справиться с созданием нескольких тысяч ракет, стоимостью каждой от одного до десяти бомбардировщиков. Во-вторых, такое оружие не совместимо с нашими моральными принципами, как бы это не высокопарно звучало. Одно дело - неизбежные случайности войны, другое - планомерное уничтожения населения противника. Нет, я хочу предложить вам сделать нечто иное.

Коммодор Мозес достал из ящика стола книгу и протянул ее Штрадману.





- В прошлом году в Германии была издана книга "Техника ракетного полета" некоего Ойгена Зенгера, в которой он обосновывает возможность создания ракетоплана. По моей просьбе флотская разведка навела справки об этом человеке. Выяснилось, что он работает в Венском университете и последний год ведет работы по созданию ракетного двигателя на жидком топливе. При мизерном финансировании он добился впечатляющих результатов - смог создать образец двигателя, который, в отличии от работ его немецких коллег под руководством Дорнбергера, может работать до 20 минут без разрушения. Не смотря на это, в прошлом месяце руководство университета свернуло работы над ракетными двигателям, и теперь Зенгер практически безработный. Мы предложили ему поработать на нас и он согласился. Так что с января вы будете вместе делать для флота ракетоплан.

- Но почему ракетоплан, а не ракету? Хотя постойте, я кажется, догадался. Ракетоплан не одноразовый, как изделия немцев, и вдобавок бомбометание с него будет намного точнее.

- Да, именно так. Ну что же, теперь вам цель нашего разговора ясна. С началом нового, 1935 года, вы должны начать работы. Финансировать вас будет флот, хотя как вы догадываетесь, решение о создании столь нового оружия и выделения на это средств было принято на гораздо более высоком уровне. Зная вас и, заочно Зенгера, я уверен, что ракетоплан вы сделаете.

* * *
После этого разговора прошло четыре года.  За это время Штрадману пришлось решить огромное число задач: от создания сверхзвуковой аэродинамической трубы до высотного костюма пилотов. Не отставал и Зенгер - ему удалось создать не только ракетный двигатель тягой в 18,5 тонн, работающий на керосине и перекиси водорода, но и прямоточный воздушно-реактивный двигатель, оттолкнувшись от работы русского инженера Стечкина 1929 года "Теория воздушного реактивного двигателя".

Неоценимо было участие в конструировании ракетоплана флотских специалистов:  артиллеристов, помогших определить наивыгоднейшую форму фюзеляжа; торпедистов, разработавших систему автоматического управления ракетопланом на старте; радиоэлектронщиков, сделавших систему телеметрии. Особенно помогли флотские специалисты-теплотехники, кардинально изменившие систему охлаждения ракетного двигателя. Сделанный, по их рекомендациям, двигатель из продольных стальных трубок "ахаговские" острословы прозвали "нудельн-мотор" ("мотор из лапши").




* * *
Наступил декабрь 1938 года. Позади были многочисленные испытания систем ракетоплана на земле и в воздухе, пока еще без пилота. Оставалось самое главное  - проверить его в первом самостоятельном полете с пилотами и вооружением. Предстояло долететь от Никеля до Мьелля, сбросить там две 500-кг бомбы над целью и вернуться обратно.

С самого утра 12 декабря, после проверок всех систем, мотовоз вывез ракетоплан на стартовую позицию, на побережье Перламутрового залива, неподалеку от Ньюборо. В 9.00 началась его заправка,  затем внутри фюзеляжа подвесили бомбы, и ровно в 10 утра по приставной лесенке в кабину поднялся Гуго Бухгольц вместе с своим напарником, штурманом-бомбардиром.

Через 15 минут, закончив последние проверки, стартовая команда покинула эстакаду. Начался самый ответственный этап.



- До старта 10 минут. Всем приготовиться. Гуго, как у тебя обстановка? - спросил в микрофон начальник старта.

- Все системы работают нормально. - Ответил тот.

- Начать установку в вертикальную позицию.

Ракетоплан стал медленно подниматься на направляющих, нацеливаясь своим носом в зенит. Через 5 минут по громкой трансляции раздалось: -  Стартовой позиция занята!



- Пятиминутная готовность! - Отдал команду начальник старта. - Начать обратный отсчет! Начать раскрутку гироскопов!

Напряжение всех людей, находящихся в стартовом бункере, буквально сгустилось в воздухе. На фоне вполголоса звучавших отчетов телеметристов и монотонно отсчитывающих секунды дежурного, как гром раздалось: - Минутная готовность. Открыть клапаны подачи азота в баки!

Штрадман сжал в пальцах свою потухшую трубку. Зенгер был внешне спокоен, но побелевшее лицо красноречивее слов говорило о его волнении.

- Пятнадцать секунд до старта! Клапаны подачи перекиси на запуск турбонасосов открыты!

- Пять секунд!  Турбонасосы вышли на режим! Клапаны подачи перекиси в двигатель открыты! Три секунды!  Клапаны подачи керосина открыты! Одна секунда! Старт!



Сквозь рев ракетных двигателей раздался спокойный голос Гуго: - Все системы в норме. Чувствую нарастающую перегрузку. Вибрация ракетоплана в норме. - И через полминуты: - Второй и третий двигатели отключились штатно.

- Телеметристы подтверждают. - Сказал начальник старта Штрадману и Зенгеру. - Половина двигателей отключились штатно и вовремя.

Ракетоплан продолжал разгонятся на остальных двух ракетных двигателях. На 75 секунде полета Гуго доложил: - Отключение ракетных двигателей нормальное. - И чуть погодя: - Отстрел бустер-баков нормальный. Автоматика запустила прямоточники. Их работа - в норме.

- Старт прошел успешно! - Эти слова были заглушены криками "Ура!!!", которые раздались в стартовом бункере.

В это время на высоте 22,5 тысячи метров со скоростью около одного километра в секунду  строго на север летел невиданный доселе аппарат.

* * *
Спустя три часа планирующий ракетоплан приземлился на аэродром неподалеку от стартовой позиции. Полет прошел успешно, и это подтверждали системы объективного контроля; бомбы попали в цель с отклонением, не превышаемым расчетное. Это был успех!





Спустя год у республики были две эскадрильи ракетопланов-бомбардировщиков, быстрых и неуязвимых, как удар молнии!
Tags: ahgg, aircraft, navy
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments